Вячеслав Коголь — Очень старая история (поэма)

—Лунный Факел—

Меж старых лесов, на пушистой равнине,
Расправлены башни, меж ними опло́т.
В деревне, что тайны хранит и поны́не,
Жил крайне бедо́вый, не бедный народ.

Никто не желал восседа́ть же у власти,
Никто не стремился занять пъедеста́л,
И окна с дверями держали там на́стежь,
И духом, представьте, никто не испря́л.

Поля расцветают, торговля всё ширится,
Вот и готов уж к пути карава́н.
Да только король всё с формальностью ми́рится,
Будят его то гонцы́, то кошмар.

Тяжёлые ду́мы золо́й осыпаются,
Чистою но́той, как смех соловья,
Но бремя ответа все ки́лом вздымается,
Путь простеляя к далёким мирам.

История пишется, о́ды слогаются,
Нету гуляниям, пиру конца.
То тешится люд, то томи́тся и ма́ется,
Нету ни весточки, ни письмеца́.

В Ночи́ над туманом виднелось кружи́лие,
В поле над сты́лью сверкнул огонёк.
Запах дуби́лен промчал над лощи́ною,
Шел караван, что ходил на восток.

С грустными лицами, бу́бном и ля́зганьем,
Шли бормоча́ по стерня́м сыновья.
Деревня встречала их песнями, плясками,
Кто-то в сеня́х всё будил короля.

Прекрасные платья, со зла́том и шкурами,
Со́тканы с шелка, возможно, и льна.
Скрывали скелеты, как но́жны — текстурами,
В небе взагло́т ликова́ла Луна.

Простите, семья и земелька родимая!
Папа, прости, что вернулись сюда!
Беда нас нашла по пути несравнимая,
Знакомьтесь, семья — Степная Орда.

—«Пока Боги не видят»—

Cтараясь не думать о чём-то хорошем,
Не путая мысли меж злом и добром.
Стремились мы всюду быть осторожными,
Жить как соседи в кольце вековом.

Чем ярче рассветы — тем дольше закаты,
Лови книгоче́я! Тащи его в дом!
Ну что ж ты стоишь, Атамур, в своих латах —
Зайди на ночлег, поддержи разговор!

На каждой стене по портрету монарха,
Отрывки из «Библии для бедняков».
И если б задумка была ради страха —
Так нет же — живут так, зато без око́в.

Свет от печи усилял переливы,
На лицах багровых от же́лчи людей.
Их речи полны были горькой полыни,
С порога узнал чем больны книгоче́й.

«Я знал тебя с детства, убогий коле́сник»
Пробился старик сквозь несвязную речь
«А вас я учил языкам, слову чести!
А вам убивать в радость, пьянство и печь»

«Пойми ты, мучитель, нам не до морали,
Когда каждый умник стыдит короля,
Кого-то ждут дома лишь книги, скрижали,
А нас дома дети ждут, меч и семья.»

Один за другим, словно воздух пронзая,
Послышались звуки знакомых ночей,
Шум трения кожи, вой трения стали,
Скрип кресел, шаги, приговор палачей.

Один, запоздав, без труда подорвался,
Вдруг выхватив с ножен клинки, словно крест
Успев лишь сказать: «День на славу удался»
Залил кровью всех шестерых свой эфе́с.

Ступай, книгоче́й, поработай на ве́рфи,
Там ум твой оценят холопы и знать,
А кровь, Бога ради, оставь на потеху,
Для тех, кто умеет её проливать.

—Конец — это только начало—

В кресле сидел, во главé сумасшедших,
Работал на вéрфи, на кузне, в седле,
И скован язык мой законами здéшними,
Честь кукловодам болтаться в петле.

Детство прошло мимолётным видением,
Жизнь под личиной, в угоду дворца.
И если б не стены родного имéния —
Видел бы только портреты отца.

Восстания шли, подросли поколения,
Гибнет великий, прослáвленный род.
Безликая кровь, самосуд и везение —
Вот что от смýты нас всех сбережéт.

Руками одних проложил я дорогу,
Ногами других — тропы и большаки́,
И всё под эги́дой бесславного Бога,
И всё слову Бога того вопреки.

Быть может был выход немного и проще,
Ведь с тел не надёжны бывают мосты.
Теперь же я изгнан, теперь я низло́жен,
И зверь мне готовит под кожу кресты.

На верфь угодил совершенно случайно я,
С лёгкой подачи ума простоты,
И лишь убедившись, что в полном отча́янии,
Дали мне кров и немного воды.

Труд был не напрасным, ум не покалечен,
Платил корабе́льник и сын чем могли —
Указом, которым монарх обеспечил их —
Плетью короны да страхом петли.

Всё строятся новые за́мки, флоти́лии,
Старый бурлит город ночью и днём,
И новый указ короля получили мы —
Скоро наш край озарится огнём.

В указе ни строчки, ни слова об этом,
Ни слова про казни, про войны и мор,
Лишь власти известные в тексте секреты,
Поведал на верфи заядлый бретéр.

Исполним когда вместе распоряжение —
Сразу пришпоривай старый коня,
И сына хватай с собой, просто поверь мне,
Что будут искать они вас и меня.

Такая цена у семейных баталий.
Охота, давно уже прекращена,
Но чтобы от скуки бойцы не страдали —
Я дам им игрушку, с названием «Война».

—Мать—

Ночная прогулка по мраморной лестнице
Словно глоток кислорода огню.
Вот он малыш в свечке рвется и мечется,
Сгинет едва прикоснись или дунь.

В хрупкое время, с тяжёлыми латами
Сложно держать и фарфор и хрусталь,
Но так уж пошло — твоё имя запятнано,
Плачь королева, но телом воспрянь.

Разум создал тебе житьесказание,
Сильные женщины гибнут в бою,
Слабые дышат с мужей подаяния,
Умные — честь берегут королю.

Сыновья вовлекают страну в свои распри,
В то время, как шаль бережет теплоту,
Терпела войну, стыд и подобострастие,
Людям в тени раздавая еду.

Бессонные ночи, мозо́ли на пальчиках,
Личико светом покрыла Луна.
Царица, себя береги ты, не мальчиков!
Люди тебе благодарны сполна.

(Конец)

5

Автор публикации

не в сети 3 дня

Вячеслав Коголь

36,8
Родился и живу в Киеве в 1994-м году. Обожаю научную фантастику. Мир технологий для меня вообще является ключевым. По роду деятельности являюсь тестировщиком и, последнее время, увлёкся стихами. В любое свободное время всегда рад заняться любимым делом.
Комментарии: 2Публикации: 40Регистрация: 29-07-2020
Категории стихотворения "Очень старая история (поэма)":
Добавить комментарий
Читать стих поэта Очень старая история (поэма) на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения современных поэтов о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.