Наталья Любина — Под чёрным солнцем

Поэма

Прямой был век покорности и страха…

А.С. Грибоедов

Вступление

Среди кровавых лун
И в чёрном свете солнца
На тонком острие
Невиданной войны
Живёт медведь-шатун,
Которому неймётся.
Он всей людской семье
Грозит из-за стены.

Так вечером одна
Я в рассужденьях праздных
Смотрела на экран,
Где уйма новостей,
А снега белизна
Сияющим атласом
Из стёкол тёмных рам
Светила всё сильней.

На сайты заглянуть
Решила на ночь глядя
И почитать стихи
Про дружбу и любовь.
Но что ни стих — то муть,
И, мысль вовсю изгадив,
Похитив мой архив,
Фонит поэтка вновь.

Кто слово украдёт,
Значения не зная;
Тот вспомнит детский стих
С названьем «Мойдодыр».
Та текст переведёт,
Что «Мама дорогая!»
Тех авторов моих,
Чьё творчество — плезир.

Шуршание страниц,
Где воровства улики
Видны в любой строке
Для дальнозорких глаз.
Подмога для тупиц-
Наловят слов из шика,
В лаврушечьем венке
Брак явят напоказ.

И, прочитав весь бред,
Вздохну :»Ведь я бессильна!»
Известно всем в миру:
Не пойман кто — не вор.
Живёт пусть стих — макет,
Ведь я не меркантильна.
Вон времечко к утру —
И тухнет монитор.

Глава первая

И вижу в чудном сне,
Что я в лесу морозном.
Бреду порой ночной
По тропке наугад,
А в синей вышине
Мерцают ярко звёзды,
Под полною луной
В снегу деревья спят.

Но впереди огонь
Мелькнул весёлой искрой-
Пришёл пути конец,
Там люди и тепло.
Забором обнесён
Под крышею серебристой
Стоит большой дворец
И светится стекло.

Спешу я на крыльцо,
А двери не закрыты,
Накрытый вижу стол,
Гостями полон дом.
Один из молодцов
Сказал мне:»Проходите!»
И за руку повёл
На место за столом.

Поставил мне прибор —
В тарелке мясо с кровью.
— Уже взошла луна,-
Сказала я шутя,-
И я не из обжор.
Бой не повёл и бровью…
— Но рюмочка вина
Не нанесёт вреда.

Прекрасное вино
Вернуло телу силы.
Взглянула я на тех,
Кто был со мною добр.
Их знала я давно,
Хотя похоронила
Я в сердце без помех
Страны моей позор.

— И надо ж чёрт занёс!-
Подумала с досадой,-
Поэты все они,
Совсем не упыри.
Случится же курьёз…
Тебе всё это надо?
Погрейся и махни —
Не нужно ждать зари.

Глава вторая

Вот рядышком сидит
На котика похожий,
Писатель ест бисквит…
Он много — много лет,
Усиленно творит,
Но в рифме безнадёжен.
Хоть чувствами бурлит,
Но в строчках смысла нет.

А рядом с ним поэт —
Известный извращенец,
Пошлёт туда он всех,
Где коз Макар гонял.
Средь космоса сует
Эпохи выдвиженец
Без всяческих помех
С рукой развод он взял.

И тот, что пьёт коньяк,
Ни дед он и ни баба.
С упитанным котом
В беседах про жратву
Он «гонит товарняк»;
В романах до упада
С царицею тайком
Встречает дежавю.

Жуёт петрушку друг,
Что в Натали влюблённый.
Он сплетник и сексот,
Товарищ комара,
Но черти набегут,
Поэт заворожённый
Стакан себе нальёт
И пишет до утра.

Красой из дам цветник
Поэзии расцвечен.
Тут патриотки все
С фигурой в сто кг.
И свой у каждой бзик —
В мечтах о славе вечной
Врут бабушки из сект
На идо языке.

Поэтка из друзей,
Что на минет готова,
Стихи её — отпад,
Ведь пишет в стиле сюр.
Мой друг — холодный змей,
Купил медаль он снова,
Большой лауреат
Любовных авантюр.

Глава третья

Но нет средь них гиен,
Огромной дружной стаей
Из ада, что остыл,
Умчались в Поэмбук.
И там, средь новых стен
Блевоту изрыгая,
Ждут Дьявола посыл,
Когда придёт каюк.

Все «гениев» стихи
Навозом провонялись,
И, в поле вместо ржи
Посеяв васильки,
Поэтки от сохи
С орлом не разобрались-
В саду холзан кружит
Науке вопреки.

Но мирненько жуют
Согласно этикету
То,что отживший век
Загнал давно в отстой.
Напишут дрянь и ждут,
Когда нелепость эту
До солнечных парсек
Коллеги вознесут.

Я скромно в уголке
Немного подремала…
Вдруг музыки смешной
Раздался громкий звук.
И, как на марш — броске,
Толпа к дверям помчала —
Пора и мне домой,
Опасен здесь досуг.

Но ловко подхватил
Меня слуга под локоть.
И средь иных гостей
Вдруг за собой повлёк:
И вырваться нет сил,
И слов нет для упрёка —
Зато увижу сей
Поэзии порок.

И вот передо мной
Огромнейшая зала,
Начищенный паркет
Блестит под светом фар,
Колхозник с бородой
Фальцетом подусталым
Читает свой сонет,
Как злобный янычар.

Глава четвёртая

Но только я вошла,
Как сразу всё затихло.
— Заказывали? Вот —
Пред вами сувенир.
Закройте зеркала!
И саксофона выхлоп
Размеренный гавот
Прервал под лязг секир.

И тут спешит ко мне
Та самая Галина…
Хотелось ей иметь
Всегда большую грудь.
От зависти в слюне,
Но пальчиком картинно
В бюст ткнула:» Очуметь!
Отрежьте хоть чуть-чуть.»

В блокнот черкнул палач:
— Так и запишем — сиськи!
Услышали все вдруг
Жужжание Осы,
Похожее на плач:
— Хочу я стать артисткой,
Но нет таких услуг
Для бабкиной красы.

Тут подошёл поэт,
Мужик признался прямо:
— Чтоб сочинить сонет,
Не хватит мне ума.
И хоть ученье — свет,
Но книжки по программе
Не даст мне интернет,
Пусть мозг вручит сама.

И тут поднялся шум:
— Поэтку разгребёте,
А что в подарок нам
Останется потом?
— Вот душу… Эй, кому?
Вы святость не берёте?
— Её талант продам
По граммам за бугром…

И тянутся ко мне
Безжалостные руки,
Немытые давно,
А под ногтями грязь.
Притиснули к стене —
Мне не избегнуть муки…
Но резкий стук в окно:
— Открой же двери, мразь!

Глава пятая

— Иду! Уже иду!-
И толстая хозяйка
Спешит на зов, скорей
Открыть супругу дверь.
— Гони свою орду,
И ужин накрывай-ка,
И чтоб погорячей,-
Сказал устало зверь.

Притихла я, сижу
И греюсь у камина.
— Что это за блоха?
— Да вот прибилась вдруг…
— Ты, как я погляжу,
Приезжая Мальвина,
Но, в общем, неплоха,
Но мне не нужно сук.

Гони её метлой,
Припёрлась, ишь ты, в праздник,
Веселье и тепло
У нас не для тебя.
— Конечно, дорогой,
Здесь много швали разной,
Уже совсем светло,
Давай-ка, топай, бля!

Вот я опять в лесу,
Рассвет уже проснулся,
Трещит вовсю мороз,
Нет солнца, полумгла.
Пусть страшный самосуд
Со мною разминулся.
Сквозь сказочный гипноз
Я в чащу забрела.

А на опушке след
Ведёт к жилой избёнке,
И дым стоит столбом
Над глиняной трубой-
Готовится обед…
Я закричала громко,
Залаял пёс цепной-
Вмиг бабка с кочергой.

— Чего в лесу орать
И глотку драть напрасно?
Иди-ка в дом, мадам,
Да лучше помоги.
Легла б на печь поспать,
Устала я ужасно,
И отдых дам ногам —
Болят ведь у Яги.

Глава шестая

Вошла к старухе в дом
И очень удивилась:
Нельзя нигде пройти —
Завален пол едой.
— Ты это вот потом
Чтоб чисто перемыла.
Сказал, что по пути
Зайдёт сыночек мой.

Отдав такой наказ,
Горбатая старуха,
Ругаясь и кряхтя,
Полезла спать на печь.
Хоть мне не в первый раз
Такая бытовуха,
Пришлось тут не шутя
В работе приналечь.

Храпела бабка день,
А я одна крутилась:
Посуду прибрала,
Помыла чисто пол.
И было мне не лень —
Я к ночи стол накрыла,
Двенадцать блюд снесла
И водку, и рассол.

Проснулась наконец
Ворчливая хозяйка
И, посмотрев вокруг,
Сказала:»Хорошо!
Ты, девка, молодец,
Но сарафан подай-ка,
Заглянет скоро друг —
Давнишний ухажёр.

И бабка на глазах
Моих помолодела.
Связала космы в пук,
Разрезала свеклу…
Румянец на щеках
Нарисовать успела…
Но тут раздался стук:
— Бегу уже, бегу!

Явился на порог
Приветливый мужчина.
Здороваясь, он мне
Ладонь поцеловал:
— Найти минутку смог…
Зовите Константином,
Примчался на коне,
А я не опоздал?

Глава седьмая

К двенадцати часам
В избе собрались гости:
Пришёл Яги сынок
По имени Иван;
Юшок явился сам;
Приплёлся Бес с погоста
И, не жалея ног,
Настюха прискакал.

Был тут и леший Че,
Он сразу стал «чепляться».
Из Киева Кики
Явилась в самый раз.
Так публика, вообще,-
Кому уже за двадцать.
Ну, в общем, дураки
Из самых тёмных масс.

По рюмкам самогон
Уже стоит налитый,
И я сказала тост —
Простой совсем стишок.
Услышала вдогон
Без всяких аналитик:
— Сонетик слишком прост,
Заслуживает блок.

И вмиг среди гостей
Тут разгорелись споры.
Один кричит:»Урод
Ведь автор сих стихов!»
Другой:»Да гнать взашей
Явление позора!»
Поэтку третий в рот
Был посношать готов.

Пока сыр-бор горел
Кострищем критиканства,
Решила я присесть
У печки в уголке.
Осталась не у дел
Среди мужского пьянства,
Поняв, что это месть —
Никто ж так не умел!

Вот полночь на часах
Кукушечка пропела.
Все выпили до дна
За встречу Рождества.
Старуха на глазах
От водки захмелела,
И вот уже она
Упала, как дрова.

Глава восьмая

И верный друг Кощей
Спешит Яге на помощь.
Старуху под столом
Сумел он отыскать
— Не нужно ей врачей,
Пусть бабка впала в кому,
Похмелится пивком
И станет вновь летать.

А за окном метель
Суровая кружится.
Ягуша на печи
Так сладостно храпит!
В хлам пьяная «артель»
Устала веселиться.
Юшок под нос бурчит,
И Настенька не спит.

— Сейчас бы кислых щей
С грибами и капустой,
И сливок бы туда —
Была бы вкуснота!
И чтоб погорячей,
А то в желудке пусто,
У бабки завсегда
На закусь лебеда.

— Горяченького хошь?
Спросил Юшок Настёху,-
Чтоб был и пьян, и сыт,
И шнобель в табаке?
Да вот, ядрёна вошь,
Сидит у печки сбоку…
Никто не запретит
Слизнуть кровь на руке.

— Но всё же я — эстет!
Лизать кому-то руки?
Ведь может быть там грязь
Или микроб — ковид.
Вот был бы твой ланцет,
Мы вену вскрыли б злюке,
И кровь бы полилась
В бокалы… без обид.

— Тебе что? Этикет?
Иль ищешь справедливость?
Я мигом прокушу
Мной найденный сосуд.
Признайся, сколько лет
Я, проявляя милость,
На всех на вас пашу
Без денежек за труд?

Глава девятая

— Ну, ладно, соглашусь,
Неси скорей бокалы.
— Но нет их на столе,
Сходил бы кто в чулан.
Пить рюмками, дедусь?
— Но нам такого мало.
Пусть та прервёт ночлег
И сделает онлайн.

— Эй ты, кто там в углу,
Поэтка- замарашка,
Бокалы принеси
Да не забудь помыть!
Но есть пределы злу,
И я не первоклашка
Господь , меня спаси!
Во всю рванула прыть.

Бежала я во тьму,
Дорог не разбирая.
Очнулась лишь тогда,
Когда, услышав рёв,
Я поняла, кому
Судьба досталась злая.
И леса темнота
Не скроет от клыков.

«Татьяна в лес; медведь за нею;
Снег рыхлый по колено ей;
То длинный сук ее за шею
Зацепит вдруг, то из ушей
Златые серьги вырвет силой;
То в хрупком снеге с ножки милой
Увязнет мокрый башмачок;
То выронит она платок;

Поднять ей некогда; боится,
Медведя слышит за собой,
И даже трепетной рукой
Одежды край поднять стыдится;
Она бежит, он всё вослед,
И сил уже бежать ей нет.»

Шептала я строфу
Из Пушкина романа,
Сквозила ложь в строке,
А что со мною — явь.
Не знала я кун-фу,
А умирать мне рано.
И плакала в тоске,
В глубокий ров упав.

PS Посмотрим внимательно на шедевр русского классика.
Повтор «бежит- бежать»,»снег- снеге»;ужасная инверсия: «И сил уже бежать ей нет».
В маленьком отрывке — 9 местоимений.
Вот вам и классик!
Но… образно и эмоционально!

Глава десятая

А мишка бушевал
И, злости не скрывая,
Ревел, негодовал,
Но не спустился в ров.
Потом медведь устал,
Но отошёл от края
И, грозно прорычав,
Ушёл в конце концов.

А я в снегу совсем
На дне закочанела,
Сидела тихо час,
Пока убрался зверь.
Очнулась, а затем
Ту яму оглядела
И, больше не таясь,
Решила лезть наверх.

Но выбраться из рва
Мне сил недоставало.
Был слишком снег глубок…
И после неудач
Та радость, что жива
Я всё-таки осталась,
Сменил внезапный шок:
Замёрзнешь, плачь — не плачь.

В предутреннем лесу
Никто тебя не слышит.
И помощь, чтоб спасти,
Уж точно не придет,
И не найдут внизу…
Но ведь пока ты дышишь,
Придётся лезть, ползти
И двигаться вперёд.

По руслу я пошла
Куда — сама не знаю…
Сквозь занавес ветвей
Восток зарёй горит.
Я вскоре замерла:
Передо мной, сверкая
От утренних лучей,
Река под стынью спит.

Чуть дальше за рекой
Темнела деревушка.
И пусть в чужой избе,
Но ждёт меня тепло,
Потом свезут домой…
Тут вспомнилась Ягушка-
Храни, Господь, от бед!
Я выживу назло.

Глава одиннадцатая

Я на блестящий лёд
Ступить ногой спешила.
По скользкому катку,
Легонько семеня,
Пошла на берег тот,
Где яркое светило
Глухому хуторку
Дарило сноп огня.

Вдруг посреди реки
Услышала я лёгкий
Воды опасный звук —
Ломался так ледок,
Но страху вопреки
Решила, что в дороге
Не нужно делать крюк
И, не жалея ног

Пустилась я бежать,
И сразу подскользнулась.
Мой валенок намок —
Скорей перемахнуть!
А как же устоять?
Но смело я шагнула
И бухнулась в поток —
Ещё б разок вдохнуть…

От страха утонуть
Глаза на миг закрыла,
Решила, что конец
Мой всё же наступил.
Пусть зимней речки жуть
Здесь станет мне могилой:
Всё тело — леденец
И нет бороться сил.

А валенки, слетев,
Мне обнажили ноги,
Раз даже шевельнуть
Я ими не могу…
Но пара нежных дев
Меня несёт в чертоги
Сквозь колющую муть
К седому старику.

— И кто же к нам забрёл
В такой денёк погожий?
Ведь надобно смотреть,
Куда идёшь, мадам…
Буран же не замёл
Тропинку для прохожих —
И незачем переть,
Когда кругом вода.

Двенадцатая глава

— Но всё ж я рад тебе,
Упёртая поэтка,
Сидеть на дне зимой —
Такая скукота.
Как конченый плебей…
Мне даже солнце редко,
Ни радости земной
И ни гостей «с куста».

Вот слышал от других,
Что много ты хохочешь.
И в творчестве твоём
Харизмы бьёт фонтан,
А средь утех мирских
Найти любовь ты хочешь.
Забудем обо всём,
Ведь я пока не пьян…

Прошу тебя читать
Сонеты, шутки, басни,
И, если умный стих
Украсит мой досуг,
Ты станешь получать-
Я при огромной власти —
Жемчужин дорогих
По горсти от подруг.

Хотела я сказать:
— Талант не продаётся,
И вовсе ни к чему
Мне этот клад речной…
Но нужно забывать
О солнце, что смеётся;
Жизнь погрузилась в тьму
Под толщей водяной.

До утренней зари
Вельможу забавляла.
Смеялся дедка так,
Что заболел живот.
Ракушку отворив,
Русалка показала
Жемчужный их общак —
Трудов совместных плод.

Довольного царя
Едва угомонили.
Заснул дедуля наш
С улыбкой на устах.
Меня, за смех журя,
Икрою накормили,
Отправили в шалаш
На мшистых спать коврах.

Глава тринадцатая

И только лишь светлеть
На зимнем небе стало,
Как две русалки вдруг
Явились предо мной:
— Всё, прекращай храпеть
Под тёплым одеялом,
Тебя вчерашний друг
Час в гости ждёт смурной.

Я быстро собрала
В пучок густую гриву,
Подумала:»Тьфу, чёрт!
Не дали чай попить.»
И, вспомнив, что вчера
Я не была красивой,
Но у царя почёт
Сумела заслужить.

И снова целый день
Спектакль я представляла…
Весёлый водяной
Смеялся и шутил.
Был щедрым старый пень —
Русалка показала
Вновь жемчуг дорогой,
Что царь мне подарил.

Пораньше спать пошла,
Но было мне заданье,
Чтоб, поутру творя,
Составила портрет
И стих ему прочла
С красивым описаньем
Величия царя,
Какого лучше нет.

Но, как в стихе воспеть
Его кривые ноги
И пузо до колен,
И кислые глаза?
Его-то лицезреть
Захочется немногим —
Речной протухший тлен
Красой назвать нельзя.

Ну, раз наш старичок
Уж очень любит юмор —
Решила я в ответ
Немного пошутить.
Я сочиню стишок,
Чтоб, выпив пару рюмок,
Больной и старый дед
Смог речку насмешить.

Глава четырнадцатая

Не мучаясь стишком
И рифмою нимало,
Я выспалась во мхах
Январской ночью всласть.
Оставив на потом
Язвительное жало,
А утром впопыхах
На breakfast собралась.

Признаться, жизнь в реке
Уже мне надоела,
На троне царь-дурак —
Всех сказок прототип.
И хоть накоротке
Была я с ним, не смела
Просить, чтоб весельчак
Меня смог отпустить.

Вот перед ним стою,
А в голове куплетик,
Который я должна
Дедуле подарить.
Сейчас ему спою
Признавшись,что на свете
Любовь есть и весна —
Ему их не убить.

— Ну что? Готов сонет?
Я весь давно вниманье,-
Так, бросив грозный взгляд,
Пробулькал водяной.
— Давно готов,- в ответ
Сказала с придыханьем,-
Без всяческих затрат
Он в голове… со мной.

Жил да был грозный царь
В речке под горой,
И мечтал тот дикарь
о любви большой.
Но хоть речку до тла
С фонарём обшарь —
Нет такой, чтоб пила
Вёдрами вискарь.*

— Меня ты за кого,
Несчастная, имеешь?
Что я тебе алкаш
Или оборвыш- бич?
Владыку самого,
Как оскорблять ты смеешь?!
Эй, кто там, верный страж!
На землю возвратить!

ссылка на ютуб http://www.youtube.com/watch?v=-aFimeu-4DM

Глава пятнадцатая

И, подхватив меня
За шиворот, мгновенно
Помчал наверх реки
Огромнейший налим.
Поэзию кляня,
Дедуля вдохновенно
Крыл матом по-мужски:
— Ещё икрой корми!

Вот, кинув ношу в снег,
Служака плюхнул в лунку.
Я огляделась вкруг:
Всё тот же был пейзаж.
Пустынный снежный брег,
Но не ведёт к проулку
Чрез речку виадук…
И бьёт меня мандраж.

Решила я идти
Вдоль стылого потока,
Но только я зашла
За русла поворот,
Как на своём пути
Увидела дорогу,
Примчалась, как стрела,
Машина марки Ford.

Мне помоги, Господь!-
Я к небу обратилась.
Шуршанье мёрзлых шин…
Машина встала… STOP!
Довёз до хаты б хоть-
Вот дверь в салон открылась.
Спросил меня грузин:
— Согрел тебя сугроб?

— Куда тебя везти,
Снегурочка — старушка?
Ведь я в краю чужом
Приезжий человек.
Быть может, по пути,
Иль в эту деревушку?
Сказала:»Мне не в дом,
А в двадцать первый век».

Тут ринулась, как в бой,
Послушная машина
И, вороном взлетев,
Помчалась к солнцу в мрак.
Я ехала домой
Из прошлой паутины…
Удар! И, загудев,
Вдруг вспыхнул Зодиак!

Эпилог

Открыла я глаза:
Весь дом в сиянье солнца;
Спит рядом пикинес,
Уткнувши в лапы нос,
А луч, как стрекоза,
Порхает, рядом вьётся.
Он с голубых небес
Тепло и свет принёс.

Я вижу из окна:
Вокруг снежок блистает,
А иней хрусталём
Играет на ветвях;
И солнца рыжина
Повсюду рассыпает
Погожим зимним днём
Электрум второпях.

Давно пора с щенком
По снегу прогуляться,
Чтоб позабыть совсем
Приснившийся кошмар;
И в парк пройтись пешком,
Быть может, сочинятся
Куплеты без проблем,
Пока не лезет хмарь.

Поэзия, стихи…
Кому всё это надо?
Сидишь, как наркоман,
В инете день и ночь,
Из всякой чепухи
В красивую тираду
Тащу я слов обман
Тех, что понять невмочь.

А полная сует
Жизнь пробегает мимо,
И, как осенний лист,
С ветвей летят года…
А над стихом поэт
Корпит неутомимо,
Лишив себя любви
И счастья навсегда.

Но прогоню я грусть,
Ненужные мечтанья,
А жуткий страх из сна
Я уберу под бронь.
Как вдруг раздался хруст…
Ну что за наказанье!
Жемчужину со дна
Кладёт пёс на ладонь

0

Автор публикации

не в сети 3 дня

Наталья Любина

74,8
Комментарии: 2Публикации: 594Регистрация: 13-09-2020
Категории стихотворения "Под чёрным солнцем":
Добавить комментарий
Читать стих поэта Под чёрным солнцем на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения современных поэтов о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.